PARADISE LOST

Да уж, доложу я вам, дело принимает куда как серьезный оборот. Не то чтобы я хотел представлять это событие с какой-то особенной помпой или тем более хвастаться, но на самом деле это наше первое официальное эксклюзивное интервью, и не с кем-нибудь, а с самими Paradise Lost. Легендарная группа, никогда не идущая на компромиссы, они вызвали в этом бизнесе лишь чуть меньше противоречий, чем Metallica. Начав свой путь как death/doom группа 10 лет назад , они моментально обрели статус культового коллектива, записали альбом, который многими до сих пор считается эталоном жанра, и затем кардинально поменяли стиль, просто чтобы попробовать что-то новое, при этом рискуя потерять огромную армию преданных фанатов. Дамы и господа, Грэг и Ник из Paradise Lost в эксклюзивном интервью MetalKings.ru в ходе их промо-тура в поддержку нового альбома группы 'Believe in Nothing'.

Роман: Итак, насколько я понимаю у вас сейчас промо-тур в поддержку нового альбома 'Believe in Nothing' и, соответственно, первые вопросы будут именно о нем. Диск мы уже слышали, но знаем о нем не так много. Где он был записан и кто выступал в качестве продюсера?

Грэг: Продюсером в этот раз был Джон Фрайер, до этого работавший с NIN и еще кучей других людей, которых я не знаю. На сочинение песен у нас ушло около года. Большая часть материала была записана в Лондоне в куче разных студий. Сейчас уже не припомню всех названий, их было просто очень много. Сведение происходило в Horus Sound Studios в Ганновере, и им занимался парень по имени Герхард Вольфле, который работал с Guano Apes и Rammstein. Вот и все, наверное…

Роман: А почему так много студий?

Грэг: Понятия не имею (смеется)

Роман: Что, в нескольких студиях работать удобнее, чем в одной?

Грэг: Да нет, просто в каждой студии есть кое-какие примочки, которых нет в других, оборудование там всякое, звук.

Роман: Как вы думаете, будете ли вы еще когда-либо работать с Саймоном Эфеми или Зэнком?

Грэг: Не думаю. Насколько мне известно, Зэнк уже больше не занимается продюсерской деятельностью, он, по-моему, сейчас работает на каком-то лейбле. Саймон? Тоже не думаю. У него свои дела, у нас свои.

Роман: Понятно. Многие говорят, что продюсер имеет очень большое влияние на конечный результат, другие считают, что если музыка изменилась, нужно менять продюсера. А как вы считаете?

Грэг: Ну, я бы не сказал, что продюсер "оказывает влияние". Естественно, с каждым новым продюсером звук будет меняться, но, на самом деле, нам просто нужен был кто-то, кто смог бы ухватить тот звук в студии, который хотели получить мы сами. Нам хотелось, чтобы продюсер смог поймать именно то, как мы звучим во время репетиций, чтобы звук был более живым. Поэтому фактически продюсер ничего не привнес, он просто попытался запечатлеть то, как мы звучим в отдельно взятом отрезке времени.

Роман: Следующий вопрос о названии 'Believe in Nothing'. Я помню, что после выхода 'One Second' вы говорили, что это название несет в себе определенный смысл, и, что оно в некотором роде объединяет все песни. А после выхода 'Host' вы говорили, что у каждого слушателя должно быть собственное мнение на этот счет. Что в этот раз?

Ник: (просыпаясь после тычка в бок от Грэга) Эээ… (делает паузу с видом безумно усталого человека) Я пытаюсь придумывать какое-нибудь новое объяснение, каждый раз, когда я отвечаю на этот вопрос. Эээ… Чтобы такое сказать сегодня? Эээ… На самом деле оно никак не раскрывает этот альбом. Это скорее некая ирония, понимаете… Просто чтобы вы могли различать этот альбом и предыдущий. Названия альбомов всегда… На самом деле я ни во что не верю или чего-нибудь типа того…

Феликс: Ты просто пытался придумать какое-нибудь запоминающееся название?

Ник: Ну да. Мне просто надо придумать слово или фразу, которая будет хорошо звучать. При этом она необязательно должна иметь какой-либо смысл. Кто-то из ребят сказал: "Это прикольно. Это забавно. Давайте так и назовем". Так что никакой концепции здесь не заложено.

Роман: У меня возник большой вопрос по поводу обложки. Меня она просто шокировала. Просто мерзость какая-то… (Ник с Грэгом сначала удивляются, а потом разражаются хохотом). Какой за ней стоит смысл? (все смеются) Такое не часто увидишь…

Ник: Боже мой! Какой ужас! Я не могу слушать эту страшную музыку!

Феликс: Нет, ну просто, когда человек идет в магазин он в первую очередь смотрит на обложку, и новые поклонники, новое поколение поклонников Paradise Lost, могут подумать: "Опа, а это круто". Потом они видят название группы, и решают послушать…

Ник: Да нет, мы увидели основу для обложки несколько месяцев назад, и она нам как-то сразу понравилась. Ну любим мы всяких насекомых крупным планом. На самом деле, название альбома 'Believe in Nothing' сокращенно будет BIN, что по-шведски значит "пчела". То есть мы не поэтому использовали пчел - это просто совпадение. Но это хороший ответ на ваш вопрос, хотя это и неправда. (смеется) Естественно мы могли поместить на обложку пятиконечную звезду или пентаграмму, или голову дьявола, или монстра какого-нибудь, что-то более клишированное… или бога, или плачущего барана… Просто мы подумали, что нам это не нужно.

Роман: Ладно, понятно, а кто поет в начале Fader?

Грэг: Это просто нарезка из сэмплов, которые звучат, как человеческие голоса, это не настоящий певец.

Роман: Я помню, что ваш барабанщик Ли Моррис пел на одном из предыдущих дисков. Сейчас вы его не задействовали?

Ник (отпивая воды): А, он поет бэк-вокал практически на всех песнях. Его голос очень похож на мой.

Роман: И живьем он тоже поет?

Ник: Да.

Феликс: А каких-нибудь сессионных музыкантов приглашали для этого альбома? По-моему, на 'Divided' играет целый струнный оркестр.

Грег: Да, точно. Я, правда, не помню точно, сколько их там было, человек 12 или 15, так что имен я естественно уже сейчас не назову. Этим оркестром руководит женщина по имени Салли Герберт, она нам помогала записать партии струнных для альбома 'Host', очень понравилось, как она работает. Так что мы решили пригласить ее и на этот раз.

Роман: Ну что же, перейдем к концертам и гастролям. Я слышал, у вас намечает тур с Sisters of Mercy?

Ник: Да.

Роман: Взволнованы?

Грэг и Ник: Да нет, пожалуй.
Ник: На самом деле, они просто пригласили нас поехать с ними. Когда-то давно мы были их большими поклонниками. Сейчас мы их уже не слушаем, но… мы рады, что поедем с ними, это хорошо.

Роман: Несколько лет назад вы уже играли в Москве, какие впечатления остались?
Феликс: (добавляет) Что вы думаете по поводу фанатов, они как-то отличаются от публики в других странах?

Ник: Да нет, всюду люди более или менее одинаковы. Что меня удивляет, это откуда их всегда столько берется на наших концертах, но никаких особенных различий я не заметил.

Роман: В этом году не собираетесь здесь сыграть?

Ник: Надеемся, что да. Разумеется, никаких конкретных дат пока мы назвать не можем.

Роман: То есть, конкретных планов пока нет?

Ник: Нет, пока нет. Для начала надо хотя бы задействовать местных промоутеров. То есть мы действительно очень хотели бы выступить. И в Санкт-Петербурге тоже было бы неплохо сыграть.

Роман: Значит, в прошлый раз вы там не играли и город тоже не видели?

Ник: Нет, так как это был единственный концерт, быстро туда, быстро сюда. Надеемся, что в этот раз мы сможем сделать эти выступления частью общеевропейского турне.

Роман: Следующий вопрос о синглах. Я помню, когда вы еще работали с Music for Nations, кто-то из вас сказал что у группы нет права голоса при выборе синглов.

Грег: Нет, у нас есть право голоса, но мы их не выбираем. Хотя бы по той простой причине, что последний сингл, который мы выбрали сами, был 'Forever Failure', и с коммерческой точки зрения это был полный провал. Мы понятия не имеем, что продается, а что нет, мы просто записываем альбомы, которые нам нравятся, и позволяем звукозаписывающей компании выбирать. Естественно, если бы мы считали, что их выбор неправилен, мы бы об этом сказали.

Роман: На этом альбоме у вас два сингла - 'Fader' и 'Mouth', так?

Грег: Точно.

Роман: Еще несколько вопросов о концертах. Три года назад я был на вашем концерте, и мне запомнилось, что перед самим шоу в зале играла классическая музыка, это была ваша инициатива или…?

Ник: Вполне возможно, что и так. Я не помню точно.
Грег: Да, наверное, наша.
Ник: Только я не помню, какая именно музыка играла…

Роман: В этом что, есть какой-то особый прикол? Вы это постоянно делаете?

Ник: Ну, просто мы используем музыку которая звучит более мягко по сравнению с тем, что обычно играем мы. Не знаю, не помню, что именно мы поставили в тот раз… Может быть, это была музыка из фильма "Список Шиндлера". На самом деле это просто что-то необычное, понимаете? У всех остальных групп перед концертом крутится этакое попурри из рок-хитов, и мы не хотели этого делать.

Феликс: А сами вы еще рок слушаете?

Ник: Да, постоянно.

Феликс: Что хорошего приобрели за последнее время?

Грег: В основном это отдельные песни. Я вообще не очень люблю слушать альбомы целиком, у меня есть стопка дисков, но в основном я люблю какие-то отдельные вещи.

Феликс: А за современной сценой вы следите? (показывая на майку Hed(pe) на Нике) Тебе нравится Hed(pe)?

Ник (прерывает): Что? моя майка?

Феликс: Да, у тебя майка Hed(pe)…

Ник: Hed(pe)?!?!?! Что это? (спрашивает у Грэга)

Феликс: Эта группа такая и…

Ник (не обращая внимания на Феликса и по-прежнему обращаясь к Грэгу): Правда? Откуда она у меня? (нам) Мне цвет понравился!

Феликс (пытаясь задать вопрос): Вам нравятся какие-нибудь новые группы?

Ник (перебивает): Они что - говно?

Феликс: Понятия не имею.

Ник: Если да, то я, пожалуй, не буду ее носить.

Феликс: Да нет, говорят, что это новые звезды и все такое…

Ник: Правда (Грэгу) Откуда я ее взял?
Грэг: Да я откуда знаю, подарили ее тебе.

Феликс: Я был на одном форуме в Интернете, и один парень попросил меня задать вам следующий вопрос: Играете ли вы на концертах материал с альбомов 'Gothic' и 'Lost Paradise' и, если да, то делаете ли вы это только для фанатов, или они вам и самим еще нравятся?

Ник: Нет с 'Gothic' мы ничего не играем. Видимо, на вторую часть вопроса я таким образом тоже ответил. Периодически я могу послушать какую-нибудь старую вещь. Да, тогда это было очень в тему. Но сейчас я так уже и не спою. И, во-вторых, они бы просто не вписались в общий трэк-лист. Мы играем песни и с 'Icon', и с 'Draconian Times', и все они вместе с новым материалом составляют единое целое, но если бы мы включили туда какие-то вещи с первых двух альбомов, то мы бы стали звучать просто как другая группа.

Роман: Допустим, кто-то из ваших друзей попросит вас сыграть у себя на каком-то празднике, так сказать, по случаю… не знаю, день рождения там или свадьба, неважно, попросит сыграть песню типа 'Rotting Misery', вы бы согласились?

Ник: Если я буду достаточно пьян, да. Почему нет?

Феликс: И ты смог бы так же петь?

Ник: Если бы я был достаточно пьян, да. То есть, для этого напиться пришлось бы как следует! Но почему бы и нет, если это личная просьба. К тому же это было бы забавно.

Роман: Но не перед большой толпой поклонников?

Ник: Ну, не знаю. Честно говоря, ты и сам не поверишь, как мало людей, из тех, что приходят на наши концерты еще помнят такие песни, как 'Rotting Misery'. Мы можем играть перед тысячной аудиторией, и скажем, только человек 60 будут знать эту песню Так что приходится думать обо всех, понимаете?

Феликс: Некоторые музыканты говорят, что "у нас нет наших ранних записей… не то чтобы мы их ненавидим, но у нас их просто нет." Как у вас с этим дела обстоят?

Грэг: О, у меня есть все наши альбомы на виниле, на тестовых копиях, на всем.

Феликс: Для тебя это как история?

Ник: (улыбаясь) Это просто большой ящик, не могу сказать насколько большой, но… просто он есть и все.

Роман: У меня есть еще один вопрос про начало вашей карьеры. Я слышал про видео 'Live Death', но я не нашел ничего о нем у вас на сайте, его что, удалили оттуда?

Грэг: Да оно и не было официальным, по большому счету.
Ник: Да, и оно было удалено. Слава тебе, господи. (улыбается)

Роман: Кто его выпустил, Peaceville?

Ник: Нет…

Феликс: Кто-то...

Ник: Да, кто-то. Хрен какой-то. В любом случае, это полный отстой, если вы его не видели, то и не надо. Кошмар. (все смеются) Группа существовала, сколько… всего два месяца, когда оно было выпущено. Это самое плохое концертное видео, которые вы только можете себе представить. На самом деле, только ради этого его стоит посмотреть, настолько оно хреновое.
Грэг: Да это забавно.
Ник: Просто смешно. И - да, его удалили.

Роман: Несколько дней назад я был на вашем официальном сайте и к вящему своему удивлению обнаружил там дотоле неизвестный мне сингл 'True Belief '97' - почему он был выпущен только во Франции?

Грэг и Ник: Хороший вопрос!

Феликс: И какой вообще был смысл перезаписывать песню?

Ник: Об этом просто попросил наш французский лейбл. Почему-то они решили, что это превратит нас в клон каких-нибудь Backstreet Boys и мы прорвемся на вершины хит-парадов. Правда, ничего из этого не вышло. Да и песня сама мало чем отличается от оригинальной версии. То есть, естественно, этот сингл стоит приобрести, вещь исключительно коллекционная и все такое... Не знаю я, зачем это понадобилось, люди иногда такое выдумают…

Роман: Почему вы решили записать кавер The Smiths? Что для вас связано с этой группой?

Ник: Да ничего, они просто хорошая группа. Правда, для того, чтобы начать понимать их музыку, нужно дожить до определенного возраста. Но у них есть очень хорошие песни, вот мы и решили записать одну из них.

Феликс: Вы что-нибудь знаете о российском фанклубе PL? По-моему таковой имеется, но я не уверен.

Ник: Иногда на нашем форуме появляются люди с русскими именами, но лично у меня нет никаких контактов с русскими. Хотя, кто знает, я встретил немало интересных людей в ходе этого тура, так что посмотрим.

Роман: А, так вы, значит, заглядываете к себе на форум?

Ник: Я туда залезаю каждый вечер, чтобы посмотреть, кто на нас наехал, это очень прикольно.

Роман: Как вы реагируете, когда вас сравнивают с Depeche Mode?

Ник: Меня это бесит! Честно говоря, я настолько устал это слышать, что периодически подумываю о том, чтобы вообще завязать с музыкой.

Феликс: Какой вопрос вас больше всего бесит?

Ник: "Вы считаете, что вы похожи на Depeche Mode"?

Феликс: Не зря мы побоялись его задать…

Ник: На новом альбоме мы специально отслеживали весь материал, чтобы не было ничего, даже отдаленно напоминающего DM.

Роман: После выхода 'One Second' кто-то из музыкантов сказал, что с 'Draconian Times' вы играли наверняка, а 'One Second' - это то, что вы хотели сделать на тот момент. А после выхода 'Host' вы сказали, что с половиной материала 'One Second' вы играли наверняка, а 'Host' - это то, что вы хотели сделать на тот момент.

Грэг: Я бы не сказал, что мы играли наверняка. Начиная с Icon, мы постепенно развивались в одном и том же направлении. Во время турне с 'Icon' мы написали весь материал к 'Draconian Times'. Все шло без перерыва. То же самое произошло и с 'One Second', потому что половину этого альбома мы написали во время турне с 'Draconian Times'. Просто, я думаю, мы поняли, что сделали все, что могли в этом стилевом направлении. Понимаете, если бы мы продолжали развиваться в том же ключе, это стало бы просто скучно, все время переделывать одно и то же. И мы решили попробовать что-то новое. Так что я не думаю, что мы играли наверняка.

Роман: Уже поговаривают о том, что новый альбом - это шаг назад. Все ваши диски отличаются друг от друга, а 'Believe in Nothing' это своего рода смесь из 'Host' и 'One Second'.

Ник: Я бы не сказал, что это шаг назад. Скорее, новый диск просто вобрал в себя наилучшие черты с последних трех альбомов.
Грэг: Все равно, какой бы ни был альбом по счету, вы узнаете группу, потому что музыку делают одни и те же люди. Поэтому, естественно, здесь будут определенные параллели с предыдущими альбомами, так как мы все та же группа. Это классический Paradise Lost, если вы понимаете, о чем я. Мне кажется, что 'Believe in Nothing' имеет уникальное, ни на кого не похожее звучание. Да и вообще, по-моему, в нашей музыке очень много элементов, которые отделяют нас от остальных.

Феликс: Нет ли здесь попытки вернуть своих прежних поклонников, которые, возможно, отвернулись от вас после 'Host'?

Ник: По правде сказать, я не думаю, что кто-то бы на это повелся. Нет, обычно если люди уходят, то они уходят совсем… Да, мы попытались поэкспериментировать с 'Host', и мне этот альбом до сих пор очень нравится, но многие его не поняли. И это абсолютно нормально. Но я думаю, что, если этот альбом будет удачным то, возможно, люди поддержат нас так же, как они поддержали нас после входа 'Gothic'. И поймут, что этот релиз тоже, как и 'Gothic', в некотором смысле культовый.

Феликс: После того, как Metallica выпустила альбом 'Load', многие фанаты отвернулись от них, на что Ларс Ульрих сказал, что это их личное дело, что они играют ту музыку, которая нравится им самим, а если кому-то она не катит, то они могут ее не слушать. Что вы думаете по этому поводу? В процессе сочинения вы думаете о том, понравится ли людям ваша музыка или пишите ее для себя?

Ник: Не знаю, честно говоря, в этом есть своя доля истины. Нельзя писать музыку для других, потому что если бы ты писал музыку исключительно для других, в этом не было бы смысла. Они бы и сами тогда могли ее написать. Единственная причина, по которой люди слушают разные группы, это потому что они хотят услышать, что делают другие люди. И нашу группу они слушают, потому что им интересно то, что делаем мы. Так что мы делаем музыку для себя.

Роман: Кто будет играть на клавишных на концертах?

Грэг (улыбаясь): Хороший вопрос!
Ник: Да, с улицы кого-нибудь подберем.
Грэг: Дело в том, что парень, который играл с нами в прошлом турне, сейчас преподает в музыкальном колледже. Так что придется кого-то искать еще, но пока никого на примете нет.

Роман: А на альбоме кто играл?

Грэг: Я

Роман: Я помню, во время прошлого турне ты сломал руку, как она сейчас?

Грэг: Все хуже… (смеется) Я вижу в этом какую-то страшную тенденцию, сначала сломанная рука, потом будет сломанный… позвоночник. Да нет, все нормально. Все было нормально уже через три недели.

Роман: Я помню, что тогда многие журналы писали, что, возможно, что Грэг вообще не сможет больше играть на гитаре.

Грэг: Да нет, когда меня положили в больницу, врачи сказали, что если я не дам руке отдых, то она может неправильно срастись, но сейчас все в порядке.

Феликс: Как происходит процесс написания материала?

Ник: Грэг пишет музыку, потом я придумываю мелодию, и пишу слова. После этого делаются аранжировки, все складывается воедино, и мы показываем это группе.

Роман: Ник, как получилось, что ты записался на сольном альбоме Лив Кристин из Theater of Tragedy?

Ник: Я был у нее в городе, а она как раз записывала альбом и пригласила меня поучаствовать. Я сказал ОК, и мы записали эту песню. Вот и все собственно.

Роман: А ты слышал сам альбом?

Ник: Нет, у меня его даже нету, и я его никогда не слышал. Но песня все равно получилась классная.

Роман: Не так давно был выпущен трибьют Paradise Lost, а сами вы в трибьютах как-то никогда и не участвовали. Почему так? Не приглашали ни разу?

Ник: Ну не совсем, мы участвовали в трибьюте Venom. А что касается нашего трибьюта, который какая-то французская контора выпускала, я даже слышал этот альбом, и некоторые вещи показались мне весьма интересными.

Феликс: В вашей музыке все еще слышится какое-то мрачное, первобытное чувство. В связи с этим у меня возник вопрос, что вы чувствовали, когда вошли в студию для записи 'Believe in Nothing'? Насколько это отличалось от того, что вы чувствовали, когда вы записывали свой первый альбом лет 10 назад?

Ник: Лет 10 назад мы обычно напивались. Сейчас мы этого не делаем. Мы напиваемся все остальное время, но не во время работы в студии. Мы знаем, кто что должен делать и не валяем дурака. 10 лет назад мы не понимали, что мы делаем, так что эмоции… Не могу сказать… Сейчас мы просто знаем, что если мы чего-то не сделаем это будет нам очень дорого стоить.
Грэг: Мы много работаем со звуком. Это у нас своего рода пунктик. Нет никаких эмоций, просто держишь все под контролем… Естественно, нам все еще безумно интересно этим заниматься - слышать, как из отдельных кусков в студии получается песня.

Роман: У меня есть несколько вопросов о текстах. Больше всего меня заинтересовала песня 'Divided' - о чем она?

Ник: В ней рассказывается об отношениях между людьми, что делает людей настолько разными, что у них нет вообще ничего общего. Это необязательно отношения между мужчиной и женщиной, а скорее человеческие отношения в целом.

Роман: Второй вопрос о 'No Reason'.

Ник: Это… эээ… о людях… которые думают о том… чтобы совершить самоубийство. Они не пытаются на самом деле покончить с собой, но в душе думают, что хотели бы это сделать. На самом деле это довольно часто бывает.

Роман: Поиск смысла жизни?

Ник: Угу.

Роман: А у тебя какой смысл жизни?

Ник: У меня теперь есть дочь. Так что пока она не выросла, это достаточная причина.

Роман: Как-то раз Дани из Cradle of Filth сказал, что их музыку до конца понять могут только англичане. Вы можете сказать то же самое о Paradise Lost? (последняя фраза заглушается хохотом Долл и Грэга).

Грэг: Скорее всего он очень жалеет, что сказал это. Готов поспорить, если бы его снова об этом спросили, он бы стал отнекиваться.

Роман: Русская пресса очень живо это обсуждала, говоря, что, мол, ребята мы этого понять не можем, не дано.

Грэг (продолжая смеяться): Неужели он и правда это сказал, вот прикол!

Роман: То есть вы считаете, что люди могут понять вас, даже не зная английского?

Грэг: Конечно. Была такая группа Dead Can Dance, в некоторых песнях у них вообще не было текста. Вокалистка придумывала какие-то собственные слова и пела их. Но это все равно отлично звучит, понимаете. Нет, сегодня обязательно на пресс-конференции это скажу! Русские не могут понять нашу музыку. Это самоубийство! Я не хочу продать ни одного альбома!

Феликс: Возможно этот вопрос покажется тебе и глупым, но тем не менее: почему ты постригся? Просто повзрослел или… И не жалеешь ли ты об этом? (видя довольную ухмылку Ника) Потому что многие говорят, что если ты играешь heavy metal, то у тебя должны быть длинные волосы, а если ты их сострижешь… Ну, опять же, как это было с Metallica - "О, они постриглись! Предали идею!"

Ник: Ты знаешь, в наших краях heavy metal очень сильно изменился, он уже не тот, что был раньше. Уже нет этой фишки с имиджем, типа, длинные волосы, косухи. В Англии этого просто больше нет. Глупо говорить, "ты не можешь быть metal, если ты коротко пострижен". А то так можно докатиться и до того, что настоящие металлеры должны обязательно в лосинах ходить и все такое. А я носил длинные волосы 15 лет.

Феликс: Устал?

Ник: Это надоедает. Ты тоже пострижешься, когда-нибудь. И если один раз отстриг, потом уже обратно не отрастишь, потому что… я пробовал отрастить снова, но у меня был такой глупый вид. Я думаю, ты их пострижешь, когда постоянно начнешь ходить с "хвостом".

Роман: Вы еще поддерживаете отношения со своим бывшим драммером?

Ник: Да, мы его видим.

Роман: Чем он сейчас занимается?

Ник: У него все в порядке, работает на MTV в Лондоне.

Роман: То есть он больше не играет?

Ник: Если бы он все еще играл, он был бы с нами. Он ушел из группы, потому что перестал играть.

Роман: Насколько я понимаю, состав группы практически не менялся на всем протяжении ее существования. Как вам удается так долго уживаться вместе?

Ник: Мы все были друзьями еще до того, как появился Paradise Lost
Грэг: Да уж с кем поведешься…

Феликс: Будут ли какие-либо клипы к новому альбому?

Ник: Мы уже отсняли два клипа - 'Mouth' и 'Fader'.

Феликс: Т.е. для синглов?

Ник: Да, их вчера показывали по MTV, вы не смотрели?

Феликс: Вы вчера были на русском MTV?

Ник: Да, это был тот еще прикол, такая попсовая передача.
Грэг: Ведущий сказал, что это была самая необычная программа для дневного эфира из всех, что он делал. Потому что мы ставили песни типа Aphex Twin и A Perfect Circle. А он сказал, что обычно они играют Backstreet Boys.

Роман: Вот поэтому мы обычно MTV и не смотрим.
Феликс: Ну хорошо, а вы свой рай уже обрели, или он все еще для вас потерян? Опять же, может это и глупый вопрос, но…

Грэг: Нам настолько нравится заниматься тем, что мы делаем, что об этом мы даже как-то и не думали.
Ник: Да, в конце концов, это ведь развлечение.
Грэг: Своего рода попытка уйти от реальности. Не надо воспринимать это слишком буквально. Да, ты можешь всерьез увлекаться музыкой, но это не значит, что она должна изменить всю твою жизнь. Это саундтрэк к твоей жизни, но он не сможет ее изменить.

Феликс: Ну хорошо, а что вы делаете в свободное время? Деньги вы зарабатываете только музыкой или еще чем-то занимаетесь? Извините, если вопрос показался вам бестактным…

Ник (смеется): Я продаю свою задницу на улице! У меня из-за этого такая походка кривая. Нет. Нет, мы профессиональные музыканты, а в свободное время играем на видео-приставках, компьютерные игрушки любим, в общем проводим его более или менее так же, как и тинэйджеры. Разве что на скейтбордах не катаемся.

Роман: Вы довольны работой с EMI?

Ник: Пока да. На самом деле… пока никаких проблем с ними у нас не возникало. Многие команды любят наезжать на свои лейблы, но у нас как-то все нормально развивается, так что…

Роман: Они не пытаются как-то влиять на процесс написания музыки?

Ник: Нет, ну, то есть, если бы им что-то очень не нравилось, они бы об этом сказали. На самом деле, вся та критика, которую мы на данный момент слышали от EMI, была абсолютно справедлива, и мы бы так и так с ней согласились. Если мы с чем-то не согласны, мы тоже об этом говорим. Но никакого давления с их стороны нети менять они нас ничего не заставляют.

Роман: Это они решили отправить вас в промо-тур?

Ник: Да, я знаю, что это необычно для Москвы и России в целом, но для нас это самое обычное дело, и мы так катаемся с каждым альбомом с самого первого дня.

Роман: Вы вообще первая группа, которая приехала сюда с промо-туром.

Ник: Да, но я думаю, что теперь все больше и больше людей будут это делать, они…

Роман: Вы полагаете, что Россия это потенциальный рынок для Paradise Lost?

Грэг: Это потенциальный рынок для всего!

Феликс: А как насчет пиратства?

Ник: Об этом я и говорю. Это проблема для всех групп.

Феликс: Хорошо, а что вы думаете по поводу новомодного Napster? И по правде сказать, я уже видел там ваш новый альбом.

Ник: Да-да, я знаю… просто… ну… т.е. это нормально… но…

Феликс: Но вы против этого?

Ник: Нет, идея, по-моему, хорошая, но он же никак не регулируется. Понимешь, такие группы, как мы просто исчезнут, потому что мы не можем себе позволить делать музыку, которую никто не покупает. Так что, когда вся музыка исчезнет, в этом будет виноват Napster! Ларс Ульрих, он… то что он делает, в принципе правильно. Так что если музыка исчезнет, виноват будет Napster. Будут только Мадонна, Элтон Джон, U-2 и все, больше никого не останется. Так что лучше покупайте альбомы. Они, конечно, стоят дорого, неоправданно дорого, на мой взгляд. Если бы из-за Napster цена дисков снизилась бы, это было бы здорово. Но Napster стал уже слишком большим явлением, и он убьет группы типа нашей. Так что наслаждайтесь, пока есть чем.

Роман: Нам очень приятно снова видеть вас в Москве.

Ник: Да, здесь классно.

Роман: Как вам понравился город?

Ник (глядя в окно, за которым виднеются фабричные трубы, железная дорога и т.д.): Мне понравился, но когда мы в дороге, мы всегда напиваемся, так что…

Феликс: До сих пор?

Ник: …и чувствуем себя хреново 24 часа в сутки! Да, когда мы нервничаем, мы напиваемся, потом нам хреново, и приходится напиваться еще хлеще. Ну а так, красивый город, чем-то напоминает мне Манхэттен, а центр похож на Нью-Йорк. Очень похож.

Роман: Еще один вопрос с подковыркой. После вашего предыдущего визита в Москву несколько российских журналов опубликовали статьи, которые сводились к тому, что вы не особенно жалуете журналистов. Отказываетесь фотографироваться и так далее…

Грэг: Фотографироваться мы и вправду терпеть не можем. Скука смертная.
Ник: Нам всегда говорят: "Чего вы не улыбаетесь"? А с чего нам улыбаться. Это же так скучно. Стоишь и ничего не делаешь.
Грэг: Казалось бы, проще некуда, нажал на кнопку, раз - и свободен, так нет же, фотоопараты постоянно не работают, и нам говорят: "Живее! Давай!". Мне это совсем не в кайф.
Ник: Нам постоянно говорят: "Ну отколи какую-нибудь фишку!" Какую фишку? Что сделать-то?

Феликс: А по поводу интервью что вы думаете? Это для вас неприятная обязанность или вам и вправду интересно?

Грэг: Ну, русские журналисты поумнее будут, чем их коллеги из других стран. Обычно вопросы бывают гораздо глупее.

Роман: Что-нибудь типа: "Каким вы видите будущее heavy metal"?

Грэг: Вот-вот.

Роман: Есть ли такая страна, где вы еще не играли, но хотите сыграть?

Грэг: Да мы уже везде сыграли! Еще не были, правда, в Китае, Африке, Исландии, Гренландии, Антарктиде, Польше. Или в Польше я уже был?

Роман: Еще один вопрос из области истории. Вы как-то сказали, что в начале карьеры часто играли с группами типа Extreme Noise Terror. Вы все еще общаетесь с ними?

Грэг: Нет. А вот с Napalm Death иногда видимся.

Роман: И что они думают о ваших последних работах?

Ник: Они, наверное, их и не слышали. Мы друзья, а это не значит, что нам непременно нужно слушать их музыку, а им нашу. Это не самое главное.

Роман: Какая у вас любимая разогревающая группа? От кого остались наилучшие воспоминания?

Ник: Да нам в общем все-равно, главное, чтобы они все запасы еды не уничтожали, пока мы на сцене. Ну, (мучительно вспоминает название), Ceamon были хороши. Они из Норвегии. Ceamon, Seigmen, как их там? Теперь они называются Zeromancer. (Роман кивает, давая понять, что он знает эту группу.)

Феликс: К сожалению, наше время ограничено и пора закругляться.
Metalkings.ru: Большое спасибо. Было очень приятно пообщаться.

Ник и Грэг: И вам спасибо. Увидимся!

Большое спасибо Ольге Смирновой из компании Гала Рекордз и Алексу Лорду из Progulka.com за помощь в организации данного интервью.

новости |  анонсы |  концерты |  интервью |  рецензии |  конкурсы |  обновления |  контакты |  главная |  sitemap

 

Copyright ® TheTroll's Independent 2001

Copyright ® Arseholio Productions 2001

Copyright ® METALKINGS.RU 2001

All rights reserved any reproduction without quoting TTI is prohibited.